Убийство в Альпах нанесло психологический шок ребёнку

полиция

Она пряталась в ногах у своей матери. Зина не пострадала физически, но полученная психологическая травма и потеря родителей скажутся на всей ее последующей жизни.

Всю ночь со среды на четверг у кровати Зины в больнице находилась медсестра.

Клинический психолог-консультант Эмма Ситрон, специализирующаяся на детских эмоциональных травмах, считает, что девочка пережила тяжелую стрессовую ситуацию от увиденного.

«Это что-то вроде ступора. В этом состоянии ребенок чувствует своеобразную защищенность от необходимости реагировать на происходящее вокруг. Он уходит в себя и замыкается, — говорит Ситрон. – Это дает человеку возможность психологически справляться с самыми тяжелыми ситуациями».

У детей возраста Зины есть представление о жизни и смерти, но у детей постарше это понимание более осмыслено, и они лучше понимают последствия смерти родителей, говорит психолог.

Не травмировать заново

Полиция Анси сообщила, что ей удалось поговорить с девочкой.

Прокурор Эрик Майо рассказал, что, когда девочку обнаружили, она была «напугана и неподвижна посреди мертвых тел».

Учитывая жестокость преступления и перенесенный шок, полиция скорее всего не будет тревожить Зину раньше времени, считает Ситрон. Она полагает, что первая беседа с ребенком о происшедшем может состояться лишь через неделю.

И хотя полиции необходимо получить как можно больше информации и как можно скорее, в ходе беседы полицейских с девочкой нужно будет сделать все, чтобы снова ее не травмировать. Нужно попытаться избежать и ситуации, при которой ребенок сможет заново пережить происшедшее.

«С точки зрения психологии, лучше если девочка будет находиться среди любящих ее людей, чтобы они о ней заботились и успокаивали. Конечно, полиции необходимо собрать важные сведения. Полицейские будут консультироваться с психологами», — говорит Ситрон.

Психологическая помощь

Есть риск, что Зина может испытать посттравматический стресс, и это может проявиться по-разному.

Повторяющиеся воспоминания о случившемся, в которых все прокручивается заново, как в фильме, бессонница и энурез являются основными симптомами у детей, страдающих от посттравматического стресса.

Ситрон говорит, что дети, ставшие свидетелями насилия, могут отставать в учебе и чувствовать, что живут в «другом мире», не таком, как остальные. Им бывает тяжело общаться со сверстниками, заводить друзей. По словам психолога, дети, пережившие психологические травмы, часто потом говорят, что их не понимают.

Потеря родителей и последующее осмысление важности этого могут еще более усугубить психологическую травму.

«Потребуются долгие годы психологической помощи со стороны квалифицированных специалистов. Девочка развивается как личность, и ей важна будет поддержка и забота со стороны близких. Такого рода опыт чрезвычайно травмирующий даже для маленького ребенка. Когда в процессе развития концепция бренности человека укрепляется, дети глубже понимают значимость своей утраты», — говорит Ситрон.

По ее словам, впечатления от пережитого кошмара у каждого ребенка индивидуальны. В конечном счете, способность Зины справиться с пережитым будет зависеть от многих факторов, в числе которых персональная сопротивляемость и генетическая предрасположенность.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *