Милла Йовович снялась в «Выкрутасах» только ради Урганта

8cd211b1

Йовович А  накануне в Мексике Милла Йовович дала интервью.

— Итак, вы вернулись в Моск­ву, чтобы снять на Красной площади эпизод новой серии «Обители зла». Надеюсь, вы там хорошо отожгли.

— Да мы ее чуть на фиг не уничтожили! Это было так круто! Вы знаете ГУМ? Так вот, мы чуть не сровняли его с землей! На экране он весь в огне, все окна разбиты — это выглядит просто суперски! Думаю, что зрители в Москве просто очумеют от этой сцены! Что-то в этом есть, когда видишь в кино, как разрушаются памятники твоей страны. Почему-то людям очень нравится на это смотреть — конечно, не в реальной жизни, а в кино. Это же чистое удовольствие — наблюдать, как в каком-нибудь фильме с Уиллом Смитом инопланетяне уничтожают Белый дом!

— Нью-Йорк в кино сравнивают с землей как минимум два раза в год.

— И Токио! Только Москву еще ни разу не уничтожали.  Я сказала своему мужу Полу (Андерсону, режиссеру «Обители зла». — С. Т.): «Дорогой, это так несправедливо! Мы уже уничтожили столько городов и стран, но до сих пор не добрались до моей родины! Не думаю, что русские от этого в большом восторге. Нам надо срочно ехать в Москву ее уничтожать!» Он, конечно, сразу сказал, что это великолепная идея.

— Ну и потом, вы в фильме сражаетесь с зомби. А на Красной площади до сих пор лежит российский зомби № 1. Прямо напротив ГУМа.

— Думаете, надо было превратить в зомби Ленина и Сталина? О мой бог! Чтобы они нападали на меня? — Милла рычит и показывает, как именно нападали бы на нее руководители советского государства. — Не думаю, что российскому правительству это бы понравилось! Наверное, это было бы уже чересчур. Пол! — кричит Милла мужу, дающему интервью в другом углу бальной залы.

— Да, любовь моя! — кричит он в ответ.

— Мы тут про Москву говорим. И Стас интересуется, почему мы не подняли Ленина из Мавзолея, поскольку он рядом с ГУМом и является зомби номер один? По-моему, русские до сих пор мечтают, чтобы папа Ленин вернулся.

— Надо было, чтобы в нашем фильме он вернулся к ним с бензопилой! — беспечно отвечает режиссер «Обители зла».

— Кое-кому в России не понравится, что мы так о Ленине, — говорю я.

— Слушай, мы же просто хотели повеселиться. В наши планы не входило оскорб­лять русский народ!

«Я снялась в «Выкрутасах» в качестве одолжения»

— Вы в России иностранка, поэтому, наверное, видите то, чего мы не замечаем.

— Я впервые вернулась на родину, когда мне было 16 лет. Это было тяжелое время. Маленькие бабушки попрошайничали на улице без всякого социального страхования. Все это было печально.

— Не хочу вас расстраивать, но бабушки до сих пор попрошайничают.

— Да, я знаю, что даже в Москве очень богато живут всего 0,001% людей. Хорошо быть знакомой с ними, когда все спокойно. А когда начнется очередная русская революция и их придут убивать, лучше быть в каком-нибудь другом месте! — Милла заливисто смеется, а потом разыгрывает светскую сценку разговора с воображаемым русским олигархом: «Знаете, мне очень приятно тусоваться в вашем дворце, но, надеюсь, революция не начнется сегодня вечером! Потому что я не знаю, сколько еще люди будут терпеть, что вы живете в таких условиях, а они — в совершенно других!»

— Вы следите за российской политикой?

— Нет, я нечасто смотрю телевизор, за политикой не слежу, хотя и способна видеть политические события сразу с многих сторон. Но понять борьбу за власть и связанные с ней некоторые человеческие поступки мне трудно. Я бы никогда не смогла стать политиком! По-моему, это самая сумасшедшая и трудная из профессий. А вообще больше всего в России я люблю Ваню Урганта. Он один из моих лучших друзей. Он прелесть.

— Вы познакомились на съемках комедии «Выкрутасы»?

— Наоборот, я согласилась в ней сниматься только благодаря ему. Тимуру Бекмамбетову удалось меня заполучить в этот проект только благодаря моему знакомству с Ваней! Он сказал: «В фильме снимается Ваня, а у тебя небольшая роль, тебе и говорить по-русски ничего не придется. К тому же у тебя такой милый акцент!» Конечно, я согласилась. И получила (переходит на родной язык) вот столько читать по-русском. И потом они говорят: «Акцент нерусский, нужен больше московский акцент». Я думала, что мой акцент хорошенький. Ну хорошенький, ну, может быть, немножко получше! (Переходит на английский.) Я думала, что убью себя на этих съемках! Эти 10 дней были самыми тяжелыми во всей моей жизни! Я могу сравнить их только с днями после рождения дочери, когда она кричала все ночи напролет. Стояла ужасная жара. Помните, два года назад? Дым, пожары. А я должна была работать (переходит на родной язык) по-русски! Я могу читать «Наша Таня громко плачет», о’кей? «Идет бычок, качается», о’кей? (Переходит на английский.) Все это я читаю своей дочери. Но для съемок мне нужно было выучить страницы русского текста, я должна была звучать как взрослая женщина! Работа была изнурительной.

— Как вы познакомились с Ургантом?

— Я познакомилась с Иваном, когда приезжала в Москву петь на презентации «Булгари». Я уже была беременна, хотя об этом не знала. Как называется это дикое, сюрреальное место, где магазины «Луи Виттон», «Шанель» находятся прямо в лесу? «Барвиха Виллидж»? Там еще везде «Роллс-Ройсы»… Боже мой! Какое страшное место! А потом мы пошли в какой-то большой клуб, и там был Ваня, и он что-то вел. Не «Прожекторперисхилтон», а что-то. Я должна была там быть, но, когда мы познакомились, между нами, как по щелчку, мгновенно образовалась химия. Мы начали болтать обо всем и не могли остановиться. Он — один из моих любимейших людей во всем мире!

— Съемки в России были похожи на то, к чему вы привыкли?

— Да, все было очень профессионально. Поскольку продюсером был Тимур, то не было такого, что (переходит на русский) вообще ничего нету. (Снова на английском.) Все было очень цивилизованно. Мы жили в «Ритц-Карлтоне». Так что, когда я учила свои реплики, я по крайней мере могла наблюдать Красную площадь с крыши с «Мартини» в руке!

— Да, я слышал, что вы стоили съемочной группе очень больших денег.

— Я? (В изумлении.) Я стоила? Только потому, что я привезла с собой дочку, няню и маму, которая к тому же снималась в этом кино?!!

— Ну, в Голливуде $50 миллионов считается небольшим бюджетом, а в России его может себе позволить только Михалков. И то, к счастью, не каждый раз.

— Слушай, я заработала на этом фильме столько же, сколько и русские актеры. Я участвовала в нем в качестве одолжения — только чтобы с Ваней потусоваться. Поверь мне, дело тут вообще не в деньгах. Я бы им сама эти деньги заплатила — только чтобы дома остаться! (По-русски). Я бы им дала денег, чтобы только оставили меня в покое! (Хохочет.)

— В России сейчас полно денег, только все они уходят…

— …на авеню Монтень в Париже! (Улица, где находятся главные люксовые бутики. — С. Т.). 

«Не считаю себя русской актрисой»

— Если другой русский режиссер предложит вам роль в фильме, в котором не будет Урганта, каков будет ваш ответ?

— Резко отрицательный! Но, даже если и Ваня будет в нем сниматься, все равно мне придется подумать. Потому что… я ведь не русская актриса! К сожалению. Я не говорю по-русски. На «Выкрутасах» мне удалось выжить только потому, что я нон-стоп работала как проклятая благодаря своей невероятной дисциплинированности. В Москве я не занималась ничем, кроме зубрежки сценария и игр с дочерью. До такой степени, что (переходит на русский язык) вообще мозги заморозились и не можно уже читать, все заплывает как-то, и по-русски читать, вообще эти буквы…

— А если Михалков при гласит?

— На английском? Можно мне, пожалуйста, роль девушки, изучающей русский язык за рубежом?! Или американки, возвращающейся в Россию и пытающейся там выжить? Я могла бы говорить с акцентом и учить русский…

— А как вы относитесь к дубляжу?

— Я их чуть не поубивала, но в «Выкрутасах» дублировать себя не дала! Я сказала: «После всего того, через что вы заставили меня пройти, вы еще собираетесь меня дублировать?» А они собирались! — Милла понижает голос и угрожающе надвигается на меня: «Я приду к тебе домой и убью тебя, если ты меня переозвучишь!» Это же надо было додуматься! После всей работы, которую я проделала!

— Вы следите за российским кино?

— Нет, потому что, когда я бываю на фестивалях, я приезжаю туда с фильмом и должна работать, давать интервью. И если еду в Канны, то работаю — для «Л’Oреаль», на благотворительном обеде АмФар. Так что возможности смотреть новое русское кино у меня нет, хотя старые фильмы я люблю. (По-русски) «Москва слезам не верит». И потом, как назывался этот фильм? (Поет по-русски) «Вот кто-то с горочки спустился, наверно, милый мой идет…» Это не из фильма «Начало»? И еще я очень люблю фильм «Вор» с моей подругой Катей Редниковой, она в нем такая прекрасная.

— Вы недавно сыграли Миледи в новой версии «Трех мушкетеров». А знаете, что Тарантино поместил ее в десятку лучших фильмов прошлого года?

— Правда? А Полу ты об этом сказал? Пол! — кричит Милла мужу и пересказывает ему радостную весть.

— Передайте Квентину, что мы его тоже любим! — кричит автор «Обители зла» и новых «Мушкетеров в 3D».

— Хоть вы и не хотите больше сниматься в русских картинах, в России вас очень любят.

— И я люблю Россию, тем более если там любят меня! 

В пятой части «Обители зла» Милла сражается с ожившими мертвецами на Красной площади. Далекие от наших реалий сценаристы не учли, что именно там лежит российский зомби № 1. Вот это был бы ход!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *